Дата: 10 Ноября 2017

Сегодня Россия ищет такие источники экономического роста, которые бы дали импульс развитию несырьевых секторов экономики, а они требуют концентрации науки, образования, знаний, прогрессивных мыслей. 

Сегодня Россия ищет такие источники экономического роста, которые бы дали импульс развитию несырьевых секторов экономики, а они требуют концентрации науки, образования, знаний, прогрессивных мыслей, производительного автоматизированного труда, современных технологических решений, создания государственных систем и платформ, новых отраслей и новых рынков.

Любому мыслящему человеку понятно, что такое по силам только крупным городам. Но если в Российской Федерации в настоящее время насчитывается 18 крупных городских агломераций, в которых проживает более 50 миллионов человек (это около 40 % всего населения страны, и они создают более 40% ВВП), то на Дальнем Востоке таких городов просто нет. Может быть, поэтому или по иным причинам на территории Дальнего Востока создаются Территории опережающего развития (ТОРы), а также новые поселения и фермерские хозяйства. Мы опять запутались в стратегии.

Из этого вытекает всё тот же вопрос – какой путь может привести Дальний Восток к счастью?

Итак, большой по территории и богатый природными ресурсами регион стоит на развилке трех дорог.

Первое направление – в рамках проекта под названием «дальневосточный гектар» создать 50 новых поселений и 100 тысяч фермерских хозяйств, привлекая людей со всей территории России и зарубежных стран.

Второе направление – развивать Дальний Восток посредством создания Территорий опережающего развития, довести их до 30-40 и более.

Третье направление – сделать упор на создание городских агломераций, цифровизировать города, увеличив население хотя бы Хабаровска и Владивостока до 2-3 миллионов человек.

Или, может быть, совместить все три направления? Одновременно создавать новые поселки и фермерские хозяйства, развивать ТОРы и образовывать городские агломерации? Думается, это совмещение маловероятно, так как ни у государства, ни у дальневосточных субъектов нет столько денег.

Приглашаем поразмышлять, ведь на кону судьба целого региона.

Dalniy_Vostok_Russia.jpg

Сначала проработаем первое направление, предусматривающее строительство на Дальнем Востоке новых поселков и создание фермерских хозяйств и кооперативов.

Исходим из того, что россиянам бесплатно выделили в аренду на 5 лет земельные участки. Изначально расчет был на привлечение 30 миллионов человек, хотя всем это показалось неправдоподобным, а опрос неправильным. Прошел год и, несмотря на победоносные заявления министра Александра Галушки об успешном развитии проекта, эксперты считают проект изначально провальным, совершенно не продуманным и не подготовленным. Более того, эксперты считают, что проект несет угрозу развитию Дальнего Востока и репутации Президента России, которого, представляется, умышленно вводят в заблуждение.  

На сегодняшний день всего подано 103837 заявок, из них 72991 находится на рассмотрении, а 30846 заявок уже удовлетворено. Но освоение начато только на 32 выданных участках. К строительству жилья приступили всего 12 землепользователей. При этом следует учесть, что земельные участки начали осваивать только жители близлежащих сел, а те, кто получил участки, удаленные от города на 20-30 и более километров, практически ничего не сделали. По Хабаровскому краю по состоянию на 17.10.2017 г. подано 15810 заявок, находится на рассмотрении 8100 заявок, оформлено 7000 участков. Из них в районе им. Лазо – 1474, в Бикинском районе – 706, в Советско-Гаванском районе – 703. Девять обладателей участков получили гранты на развитие фермерских хозяйств. И это несмотря на мощную рекламную кампанию, дорогостоящие видеоролики, телепрограммы, видеосюжеты и музыкальные видеоклипы. Сейчас к ноябрю 2018 года ждем из Москвы десант с большой группой специалистов, которые разработают бренд дальневосточного гектара. На наш взгляд, всё это – пустая затея. Как и создание маркетплейса, без обсуждения технического задания и без конкурса.

Опрос специалистов в области строительства показал, что в Хабаровском крае, где уже выдано 7 тысяч участков, нет ни строительных мощностей, ни строительных материалов, ни техники, ни самих строителей в достаточном количестве. Добавим к этому полное отсутствие дорог, электроэнергии, воды, связи, охраны и многого другого. Разработчиками этого проекта даже не учтен опыт освоения целинных земель, строительства БАМа, когда были некие грандиозные идеи.

Но и это еще не все. Те, кто сочинял «дальневосточный гектар», по всей вероятности, совершенно не думали о фермерах-предпринимателях. К примеру, 50 тысяч землепользователей (50% из 100 тысяч) решили только построить коттеджи и ничего не производить. Пусть так. А другие 50 тысяч распределились примерно так: 1 тысяча занялась пчеловодством, 1 тысяча – клубникой, 1 тысяча свиноводством, 1 тысяча кролиководством, 1 тысяча – птицеводством, 1 тысяча – овощеводством, 1 тысяча – цветоводством, 1 тысяча – выращиванием картофеля, 1 тысяча – арбузов и дынь, 1 тысяча занялась соей, 500 человек – туризмом, 500 человек – рыбоводством, 500 человек – коневодством, 500 человек виноградарством и так далее.

А кто их будет учить? Где они возьмут семена, черенки, рассаду, ягнят, поросят, телят? Кто и за какие деньги построит фермы, коровники, склады, вспашет землю, внесет удобрения, проборонит? Где они найдут такое количество работников? Ладно, допустим, наши фермеры «легли костьми», но всё вырастили, а куда девать урожай и продукцию? А где инфраструктура для такого разнородного фермерства (пункты приема, заготовительные конторы, базы, овощехранилища, холодильники, перерабатывающие предприятия)? А кто сказал, что такая продукция и в таких объемах будет востребована на рынках Дальнего Востока, рынках России, зарубежных рынках? Кто просчитывал себестоимость продукции, выращенной в достаточно сложных климатических условиях, и под банковские кредиты? По каким ценам она будет продаваться, ведь фермеру еще нужно возвратить кредитные средства и готовиться к новому сезону?

Такого подхода не было ни в одной стране мира. Труд фермера, труд на земле – это тяжелый труд. И российским журналистам (Александру Лукьянову «Своя земля») и французским представителям СМИ не надо исполнять роль Лени Голубкова из МММ, по существу, обманом втягивая людей в авантюру.

Если проект будет продолжаться в таком варианте, то он закончится тем, что люди, будучи обманутыми рекламными статьями, телепрограммами и видеороликами, сорвутся с насиженных мест, возьмут бесплатные гектары, потратят свои деньги, получат кредиты в банке, что-то построят, что-то вырастят, заставят своих членов семей, включая детей, заняться фермерством, вкалывать «от зари до зари» и … придут к банкротству. За первопроходцами придут второпроходцы, которые скупят за бесценок или возьмут за долги лучшие земельные участки с готовой инфраструктурой, водоемами, проплаченными из государственного бюджета дорогами, электролиниями, водопроводами и прочим, что сделает землю товаром.

Пока не совсем поздно, этот проект требуется решительно остановить, провести комплексную экспертизу и принять новый проект с четко поставленными целями и задачами, с соответствующей проработкой.

gektar

Второе направление – продолжать развивать Территории опережающего развития, довести их количество на Дальнем Востоке, к примеру, до 30-40.

К глубокому сожалению, приходится констатировать, что  Территории опережающего развития, в том виде, как они есть сейчас, не нацелены на технологический прорыв, на создание и внедрение технологий будущего и даже на эффективное использование тех богатств, которыми регион наделила природа. Они не обладают той силой, которая могла бы дать толчок социальному и экономическому развитию территорий. Они не направлены на повышение качества и уровня жизни людей, на увеличение человеческого капитала, экспортного потенциала и инвестиционную привлекательность. Есть немало проблем в сфере управления. Много нареканий в адрес Министерства РФ по развитию Дальнего Востока (отсутствие стратегии развития региона, стремление руководить регионом из Москвы в ручном режиме, отсутствие проектов для частных инвесторов, закрытость, явное нежелание развивать малое и среднее предпринимательство, сотрудничать с гражданскими сообществами и пр.). Вследствие этих  и других причин ТОРы на Дальнем Востоке рискуют повторить судьбу особых экономических зон.

Региону не нужны территории, ограниченные «забором», и не нужны непонятные инвестиции.

Дальнему Востоку, прежде всего, нужны инвестиции в те проекты, которые могут значительно улучшить уровень и качество жизни дальневосточников, повысят экспортный потенциал региона. И такие решения есть, только к ним никто не прислушивается. Сегодня от министра Галушки со всех трибун и каналов звучат такие завораживающие суммы, миллиарды и триллионы привлеченных инвестиций, что поневоле начинаешь оглядываться по сторонам и задавать себе вопрос, а что же изменилось нашем городе и в жизни людей. Министерство РФ по развитию Дальнего Востока неэффективно, на что указала и Счетная палата России.

Мы считаем, что если уж и говорить о территориях опережающего развития, то такой территорией должен стать весь экономический регион  Дальнего Востока и Забайкалья. А точками роста рассматривать крупные города. И очень важно поставить правильные цели и задачи, делая упор на повышение качества и уровня жизни через развитие человеческого капитала и внедрения новейших технологий. То есть вернуться к разработке стратегии развития Дальнего Востока, начать всё сначала.

TOR.png

Третье направление – развивать Дальний Восток через городские агломерации.

Российские и зарубежные эксперты одинаково считают, что именно  большие города могут стать источниками экономического роста, дать импульс развитию новой экономики, так как в них сконцентрированы центры культуры, науки, образования, медицины, торговли, промышленности, управления и человеческий капитал (потенциал). Именно в городах проживает до 70-80% всего населения, которые являются потребителями товаров и услуг. В городах создаются новые технологии.

Казалось бы, России нужно использовать зарубежный опыт создания и развития агломераций, как драйвера экономического роста. При этом создавать крупные города и из них создавать сети агломераций.

И начинать надо с разработки концепции цифрового города. Нашему государству нужно повернуться к большим городам и дать им всё, чтобы они могли сами создать конкурентные преимущества и развиваться, независимо от губернаторов и правительств субъектов РФ.

Делая ставку на создание городских агломераций, необходимо каждый город превратить в «умный город», но на сегодняшний день в России нет модели (эталонной архитектуры) «умного города», цифровизирована только небольшая часть городской инфраструктуры: госуслуги, энергетика, транспорт, здравоохранение (частично), ЖКХ (частично). В этой связи целесообразно изучить зарубежный и российский опыт создания «умных городов», «умных зданий», «умных домов».

К примеру, опыт городов Неом (Саудавская Аравия), Масдар (ОАЭ), финансового округа Абдаллы (ОАЭ), района к востоку от Каира (Египет). Умный район будущего строится на берегу озера Онтарио в Торонто (Канада), в городе Гваннгуо (Республика Корея), Большой город в районе города Чэнду (Китай), Шан-Суи (Китай), в Дубай, Гетеборге (Швеция), Сан-Хуане (Пуэрто-Рико). Плавучий город на Гаити, NeoTax , Шэнчьжень (Китай), отель Rosemont Hotel & Residences (Дубай) с тропическим лесом, громадным террариумом, искусственным пляжем, бассейном и деревьями с туманом, города мечты «Forest Сity» в Малайзии, Москве, Парк городских технологий (проект РТО и Сколково), «Умная теплосеть» (г. Тюмень) и другие.

smart

Но здесь сразу возникает проблема полномочий городов, как органов местного самоуправления. Если исходить из ФЗ-131, то наши города бесправные. Они могут делать только то, что разрешено законом. Поэтому требуется сначала укрепить полномочия городских органов управления, их финансовые возможности, инфраструктуру, дать инструменты, позволяющие стимулировать людей к науке, инновациям, образованию, творчеству, предпринимательству, научно-технологическому прогрессу.

Наши города должны иметь все права и возможности, чтобы победить в конкурентной борьбе с другими городами в регионе, с другими городами в Российской Федерации, а также с городами зарубежных стран, как входящими в территориально близкий регион мира (для Дальнего Востока это Азиатско-Тихоокеанский регион), так и не входящими.

Говоря о надоевших словах «конкуренция», «конкурентная борьба», «конкурентоспособность», мы не всегда задумываемся об их значении. Если исходить из того, что в общем понимании конкуренция – это соперничество, столкновение, состязание, соревнование, борьба кого-то за что-то, за достижение выгод, преимуществ, результатов, то встает вопрос, а в каких сферах идет конкурентная борьба?

Конкурентная борьба происходит в политике, экономике, науке, образовании, спорте, во всех отраслях экономической и человеческой деятельности. Она идет всегда и везде: между территориями внутри каждой страны, между странами, между объединениями стран, между отраслями экономики и социальными сферами, между корпорациями, предприятиями, технологиями, товарами, научными организациями и учеными, между университетами и студентами, спортивными командами и спортсменами. Даже между людьми, которые борются за любовь, за детей, за должности, за известность, за награды.  

Конкурентная борьба идет за землю, воздух, воду, космос, природные, биологические ресурсы, транспортные маршруты, недвижимое и движимое имущество, интеллектуальную собственность, авторские и иные права, знания (вы удивлены?). Борются за подрывные технологии, технологии будущего, российские и иностранные инвестиции, финансы, создание производств, открытие торговых сетей, строительные компании, ученых, творческих людей, одержимых научными идеями, изобретателей, рационализаторов, новаторов, высококвалифицированных специалистов в различных отраслях экономики, рабочих различных профессий, преподавателей, учителей, воспитателей, бизнес-тренеров, одаренных студентов, учащихся школ, вундеркиндов, спортсменов, показывающих высокие результаты и способных стать чемпионами мира и олимпийских игр. Состязаются за туристов из регионов России, иностранных туристов, за проведение на территории международных или всероссийских конгрессов, форумов, конференций, фестивалей, спортивных чемпионатов, конкурсов и иных мероприятий, способствующих продвижению бренда территории, за рынки (все рынки, в том числе рынки вооружений) и иное.  

Какие еще проблемы требуется решить?

Одной из таких проблем является жилье. К примеру, город Хабаровск решил использовать опыт футбольных или хоккейных клубов и привлечь тех российских и иностранных ученых или специалистов, учителей, которые крайне нужны для решения социальных и экономических задач города.  Но покупка квартиры – это дорого, тем более на срок 2-3 года. Рынка арендного жилья фактически нет, так как он в своей основе «серый». А жилье требуется для разных категорий специалистов, с мебелью, техникой и прочим. 

Другими проблемами являются зарплата (непременно белая и высокая), социальное обеспечение, медицина, образование, инфраструктура отдыха, досуга, развлечений, городская среда, общественный транспорт, аренда автомашины, внутрироссийские и международные транспортные сообщения… Из этого вытекает, что крупным городам необходимо дать больше полномочий в основных сферах регулирования городской экономики.  

Но на все это городам нужно большее финансирование, чем то, что достается им сейчас. Мы считаем, что городам нужно оставить (передать) налоги на недвижимость, земельный налог, налог на доходы физических лиц, налог на имущество организаций. Ставки налогов также должны определяться городами. В городах должны оставаться штрафы, собираемые на территории городов за нарушения ПДД, общественного порядка, чистоты и по другим статьям.

При таком варианте увеличится прогнозируемость бюджетных доходов, будет прослеживаться связь между усилиями муниципалитетов по развитию инфраструктуры и увеличением собственных доходов. Местные власти будут видеть отдачу от своих решений по развитию города (в виде налоговых поступлений) и будут руководствоваться экономическими показателями, а жители будут понимать, как расходуются их деньги, оценивать мэров.

На наш взгляд, города Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Советская Гавань, Владивосток, Находка (порт Восточный) имеют значительный потенциал для роста. Единственное условие – необходимость их объединения для того, чтобы сконцентрироваться на повышении их конкурентоспособности на рынках труда и капитала. В дальнейшем это позволит им конкурировать и на товарных рынках, в том числе мировых. Помимо этого, целесообразно связать эти города скоростными транспортными сообщениями. Время поездки из Хабаровска в Комсомольск не должно превышать 20-30 минут, из Хабаровска во Владивосток – 2,5-3 часа. Очевидно, что для Дальневосточного региона требуется создание общей информационной платформы, коммуникационных каналов, информационных ресурсов мирового уровня, единого аналитического центра, единого логистического центра, проще говоря, требуется создание цифровой экономики.

goroda_dv

Что необходимо сделать для развития агломераций в России и на Дальнем Востоке?

1. Принять стратегию создания в России сети агломераций на базе крупных городов, как  драйверов экономического роста.

2. На основе стратегии принять новые законы, которые бы:

- законодательно обеспечили реформу муниципального управления, предоставили городам дополнительные полномочия;

- внесли поправки и изменения в бюджетный, налоговый, земельный, административный кодексы и законы;

- урегулировали взаимодействие как вертикально (город – регион), так и горизонтально (между городами в агломерации), что несет  большой потенциал для запуска новых экономических процессов, создания новых рынков;

- ввели грантовую поддержку тех муниципальных образований, которые имеют конкурентный потенциал и могли бы стать точками роста в регионе.

3. Вернуться к разработке стратегии развития Дальнего Востока, то есть начать всё сначала. Пока не поздно.  

Итак, мы стоим на развилке трех дорог и решаем, по какому пути развивать Дальний Восток.

1. По пути создания таежных поселков и фермерских хозяйств?

2. По пути создания Территорий опережающего развития?

3. По пути создания «умных» цифровых городов и городских агломераций:

Приглашаем к дискуссии.

Редакция интернет-портала «Мега»
Свидетельство о регистрации серии Эл № ФС 77-34605
Реестр зарегистрированных СМИ


 
Текст сообщения*
:D :) :( :confuse: 8) :oops: :cry: :evil: ;) :idea:
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение